Поиск по сайту

Помнить, чтобы жить

Помнить, чтобы жить 30.01.2018

26 января прадедушка воспитанницы детского сада №125 Нестеренко Эмилии Зорин Михаил Петрович, участник боев на Невском «пятачке», а также боев за освобождение Эстонии, Латвии, Польши пришел в гости к дошкольникам.

Михаил Петрович в сентябре 2018 года отметит свое 95-летие. Воспитанники группы «Умники и умницы» вместе с музыкальным руководителем Быковой С.В., учителем-логопедом Борисовой М.А., а также воспитателями группы Птицыной М.А. и Абраменко Л.И. подготовили для почетного гостя музыкально-литературную композицию, посвященную Дню полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады.       

  Зорин Михаил Петрович ушел на фронт добровольцем в 18 лет, прошел всю Великую Отечественную войну. Его отец умер от голода в блокаду в 1942 году, а мама с двумя братьями была эвакуирована сначала в Киров, а потом в Ташкент. Она вернулась в город в 1947 году. Ему пришлось служить также до 1947 года – тех, кто родился до июня, отпустили сразу, а тем, кто после, как он, пришлось еще служить". Вот что он рассказал: «Когда началась война, я жил в Ленинграде на улице Чайковского. Я сразу же начал обивать пороги военкоматов. После принятия присяги меня направили в 4-ю дивизию народного ополчения, которую преобразовали затем в 86-ю стрелковую дивизию. Я попал в пехоту в 330-й полк и оказался на Невском «пятачке». Самые ожесточенные бои шли здесь с сентября 1941 по апрель 1942 года. Выжить удавалось единицам… Мы выскакиваем из землянок, а в это время снайпера немецкие пристреливаются по землянке. И я вылезаю из землянки – меня ударило. Я не знаю, за что. Я думал, старшина меня ударил. А потом я упал, почувствовал, что ранен. Я лег. Рядом лежали убитые… Это была настоящая мясорубка – в день погибали по несколько сотен человек. Солдаты даже не успевали знакомиться… Но фамилию 2.jpgодного солдата я запомнил особенно хорошо. Он был немного старше меня, лет на шесть может. Раненых приходилось перетаскивать с одного берега Невы на другой. Этого солдата ранило в обе ноги. Я и еще несколько ребят его вытащили – солдата удалось спасти и переправить в госпиталь. Фамилия его была Путин. Уже впоследствии много лет спустя сын этого солдата, Владимир Владимирович, разыскал меня и других однополчан отца, служивших в 86-й стрелковой дивизии…Я тоже был ранен, отлежал полтора месяца в госпитале в поселке Янино, а весной 1942 года вернулся на Невский «пятачок» в тот же 330-й полк… Был приказ с того берега старшины «идти в баню». Нам пришла смена. Мы отправились вечером на ту сторону. А утром немцы окружили наш 330-й полк … и все оказались в плену... Я участвовал в январе 43-го в операции «Искра» – когда войска Ленинградского и Волховского фронтов соединились, прорвав кольцо блокады. Участвовал в боях по освобождению Ленинградской области, Эстонии, Латвии, Польши, дошел до Германии. Победу встретил в Восточной Пруссии. Был награжден орденом Великой Отечественной войны, медалями «За боевые заслуги», «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», а также «За оборону Ленинграда»… Вернулся я домой, на улицу Чайковского, дом 6. Я и еще семеро ребят с моего двора ушли на фронт – только четверо вернулось. Сейчас и они умерли, один я остался".

Каждый год в январе и мае Михаил Петрович Зорин старается приезжать на Невский пятачок, чтобы почтить память своих боевых товарищей, тех, кто, защищая Родину, пожертвовал самым дорогим – жизнью.

Григоренко Зинаида Ивановна, мама воспитателя детского сада №125, Родиной3.jpg Светланы Дмитриевны, 4 декабря 2017 года отметила свое 80-летие. Много лет подряд Зинаида Ивановна приходила в детский сад. В этом году в силу своего возраста и неподдельной скромности, застенчивости Зинаида Ивановна прийти не смогла. О своей маме, которой в блокаду ей было всего 4 года, рассказала воспитанникам детского сада ее дочь. Вот что вспоминает Зинаида Ивановна о тех днях:

«Мы жили на Средней Рогатке (район (до 1958 г. – поселок) на юге Ленинграда (в настоящее время Санкт-Петербурга) между станциями метро «Московская» и «Звездная»). К сентябрю 1941 г. линия фронта приблизилась к советским городам Смоленск, Одесса, Ленинград и др. 8 сентября 1941 г. началась блокада Ленинграда. Нас (меня, маму, младшую сестренку) подняли рано утром, сказали: «Нужно выходить». Моя мама, Стебунова Александра Федоровна, взяла с собой только корзинку с документами. Нас посадили в машину и повезли. Я видела и 4.jpgслышала, как разрывались снаряды, один из них попал в наш дом и полностью его разрушил. Каждый уголок города пострадал от фашистских налетов… Машина остановилась у здания школы (или больницы), назвали адрес: «Большой проспект Петроградской стороны, дом 32, квартира 35». Всю блокаду и вплоть до 1972 года я так и прожила в этой квартире уже со своей собственной семьей. Квартира была коммунальная, нашими соседями были художник и модистка, которая шила костюмы для актрис Большого театра. К сожалению, я не помню их имен… Меня часто спрашивают: «Почему вы не уехали из Средней Рогатки раньше, до начала блокады?» Дело в том, что мой отец, Стебунов Иван Федорович, уходя на войну, сказал: «Никуда не уезжать». Он словно знал, что нам с мамой удастся пережить блокаду. Сам он пропал без вести в 1941 году. Моя мама всю свою жизнь хранила в сумочке его письмо с фронта, клочок его волос и извещение «Пропал без вести»… Моя сестренка прожила только 6 месяцев, умерла от голода... Моя мама всегда повторяла, что я выжила только потому, что не просила есть... Во дворе нашего1Григоренко З.И. с мужем.jpg дома находилась прачечная, в дни блокады сюда свозили замерзших людей. Раз в 2 недели к прачечной подъезжала машина. Художник, наш сосед по коммунальной квартире, в один из таких дней поставил меня, маленькую девочку, на подоконник и сказал: «Ты должна запомнить это на всю жизнь». И я запомнила... Когда умерла моя сестренка, мама отдала свою пайку хлеба, чтобы тело сестренки не выбросили, а отвезли на кладбище. Ведь трупы бросали по дороге, на кладбище редко кто свозил, у людей не было сил. Каждый год 27 января, в День полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, мы всей семьей (мой муж, дочь, внук) ездим на Пискаревское кладбище к безымянной могиле, поскольку не знаем, где она похоронена… В самом начале блокады военные и работающие получали 800 гр. хлеба. Для того, чтобы паек был больше, моя мама устроилась рабочей. Она вместе с другими рабочими разбирала развалины. Однажды мама принесла мне игрушку – мягкого зайца (задние лапы у зайца были пришиты задом наперед). Я помню, что была очень рада такому мягкому другу… В самые тяжелые дни блокадного города Ленинградское радио помнило о нас, детях, для нас звучали детские передачи, песенки, рассказы, стихи. Голос Марии Григорьевны Петровой помнит не одно поколение радиослушателей. Я тоже слушала голос Петровой (когда ждала возвращения мамы домой) и просила ее: «Тетенька, тетенька, расскажи мне еще». И мама возвращалась… живая».



Фотографии мероприятия вы можете посмотреть здесь


ГБДОУ детский сад №125 Выборгского района


Возврат к списку